<<< вернуться в раздел Мистификация и виртуалистика

Клара Газуль \ Жозеф Л'Естранж \ Гиакинф Магланович

МЕРИМЕ Проспер [Prosper Merimee, 1803-1870] - французский писатель. Выходец из мелкобуржуазной среды. Окончил юридический факультет Сорбонны. В 1822 Мериме знакомится со Стендалем, оказавшим на него большое влияние. В 1825 Мериме печатает свою книгу "Театр Клары Газуль" (Theatre de Clara Gazul), сборник гл. обр. антиклерикальных и - в некоторой мере - антидворянских и антимонархических комедий. Выдав этот сборник за книгу испанской артистки, в переводе Жозефа Л'Естранжа, существовавших лишь в его воображении, Мериме издает затем книгу "Гузля" (Guzla, 1827) - собрание якобы иллирийских песен сказителя Гиакинфа Маглановича. С успехом удовлетворив романтическую страсть к мистификациям [на удочку "Гузля" попались Пушкин ("Песни западных славян"), Мицкевич и немецкий ученый Гергард], Мериме отдался серьезному творчеству. В 1828 выходит его историческая драма-хроника "Жакерия" (La Jacquerie) - замечательная попытка изобразить положительными чертами восстание средневековых крестьян, ярко отражающая сдвиги, происшедшие в социальной жизни Франции в эпоху феодально-католической реакции в конце 20-х гг. XIX в., когда особенно резкими становятся бунтарские настроения мелкой буржуазии и ее интеллигенции. Среди небольших новелл 1829 наряду с негрофильской новеллой "Таманго" (Tamango) особенно следует отметить новеллы "Взятие редута" (L’enlevement de la redoute), блестящую страницу наполеоновских войн, и "Матео Фальконе" (Mateo Falcone), посвященную героизации той душевной прямоты и чувства чести, к-рые Мериме считал свойственными корсиканским крестьянам. Эти две новеллы Мериме, а также пьеса "Недовольные" (Les Mecontents), появившаяся в начале 1830, в к-рой автор осмеивает неудачу дворянского заговора в эпоху Империи, выясняют природу его социального протеста накануне Июльской революции: Мериме выступает здесь (под явным влиянием Стендаля) от имени бонапартистских слоев либеральной мелкобуржуазной интеллигенции, поклонявшихся героическим традициям наполеоновской эпохи и идеологически смыкавшихся здесь с группой наполеоновского дворянства. На Июльскую революцию, борцами к-рой явились мелкая буржуазия и пролетариат, Мериме - представитель тех групп мелкобуржуазной интеллигенции, к-рые тянулись к крупной буржуазии, - не откликнулся.

Антифеодальные и антиклерикальные установки классовой группы, идеологом к-рой был Мериме, отчасти являлись традицией Великой французской революции и Империи, но в значительно большей степени восходили к предреволюционному свободомыслию Вольтера и материалистически настроенных салонов XVIII в. При наличии крепкого ядра буржуазных лит-ых традиций (гл. обр. вольтеровских: рационализм, социально-осмысленная ирония, математически точная новеллистическая композиция) Мериме мог активно противиться влияниям дворянского романтизма, развенчивая в своих литературных мистификациях романтический принцип местного колорита или насмехаясь над романтической эмфазой. Мериме избегает лиризма, ему чужда экзальтированная взволнованность романтиков; он не поддается увлечению самодовлеющей красочностью быта, обнаруживает предельную скупость в характеристиках, описаниях и пейзажах. Лаконизм, даже некоторая сухость в изложении, полное отсутствие декламации, романтического "красноречия" типичны для Мериме. Это резко отделяет Мериме от романтиков, с к-рыми его только в малой степени сближает интерес к экзотическим и фантастическим сюжетам. При этом однако необходимо иметь в виду что напр. в своей фантастической новелле позитивист Мериме не проявляет веры в сверхчувственное и почти всегда стремится вскрыть позитивные основы загадочного факта, если только не забавляется, мистифицируя читателя.

После Июльской революции, когда политические друзья Мериме, близкие к кругам финансово-индустриальной буржуазии, стали у власти, Мериме получает должность инспектора исторических памятников Франции. Увлеченный службой (на к-рой он остается в течение двадцати лет), много путешествуя по Франции, Англии, Германии и Италии, Мериме отдает свой досуг преимущественно искусствоведческим сочинениям: "Записки о путешествии по югу Франции" (Notes d’un voyage dans le Midi de France, 1835), "Этюд о религиозной архитектуре" (Essai sur l’architecture religieuse, 1837) и мн. др.

Художественные произведения Мериме начала 30-х гг. крайне немногочисленны и свидетельствуют об отходе Мериме от социальных тем к интимно-психологич. зарисовкам, к изображению салонно-светских кругов общества Июльской монархии. Это новеллы - "Этрусская ваза" (Le vase etrusque, 1830), "Партия в трик-трак" (La partie de tric-trac, 1830), "Двойная ошибка" (La double meprise, 1833), вызвавшая большую похвалу Пушкина. В начале 30-х гг., после захвата власти финансовой буржуазной олигархией, в ее лагерь окончательно пытается перейти та группа либеральной мелкобуржуазной интеллигенции, представителем которой являлся Мериме. Классовая группа Мериме делала в эти годы попытку приспособиться к господству финансово-индустриальной буржуазии. Былая феодально-католическая реакция свергнута - и в трех перечисленных новеллах нет больше социальных тем, антифеодальных и антиклерикальных мотивов; кругозор Мериме ограничен здесь по преимуществу изображением салонно-светских кругов общества Июльской монархии. Не становясь законченным представителем этой среды, Мериме впитывает однако некоторые ее влияния (Фаго остро подметил, что Мериме усвоил в своей лит-ой манере ряд приемов светского человека); главнейшее из них сказалось в тяге Мериме к психологическому анализу, не к тому стендалевскому анализу, в к-ром вскрывается социально-классовая психология персонажей, но к безразличному, слегка ироническому наблюдению "универсальных" процессов душевной жизни, к-рыми Мериме предвосхищает будущего салонного "сердцеведа" Поля Бурже.

Однако период сближения группы Мериме с июльскими победителями был непродолжителен. Мелкая буржуазия в первые годы Июльской монархии убедилась, что революция ничего не изменила в ее бесправном положении. Наступление крупного капитала, сопровождавшееся гибелью мелкого хозяйства и ремесла, также заставляло ее относиться к Июльской монархии отрицательно. Однако, поскольку группа Мериме не являлась представительницей пролетаризирующихся слоев мелкой буржуазии, поскольку революционная борьба против Июльской монархии была ей чужда - ее недовольство приняло форму аристократического презрения к мещанской действительности Июльской монархии. Этому способствовали старые связи группы Мериме с оппозиционным наполеоновским дворянством, хранившим культ имперской энергии и силы. Соответственно этим умонастроениям в последующих новеллах Мериме наблюдается отход от салонно-светских зарисовок и преобладание прежнего - исторического, фантастического и экзотического - сюжета. Таковы новеллы "Души Чистилища" (Les ames du Purgatoire, 1834), одна из превосходных трактовок сюжета о Дон-Жуане, и "Илльская Венера" (La Venus d’Ille, 1837), насыщенная археологическими и искусствоведческими впечатлениями Мериме. В 1840 выходит одно из лучших произведений Мериме - повесть "Коломба" (Colomba), где писатель снова возвращается к воспеванию Корсики. В новелле "Арсена Гильо" (Arsene Guillot, 1844) Мериме в последний раз затрагивает тему классового неравенства. В 1845 выходит знаменитейшее из произведений Мериме - повесть "Кармен" (Carmen); на ее сюжет французским композитором Бизе написана популярная опера. В 1850 Мериме издает последнюю антиклерикальную вещь - комедию "Два наследства или Дон-Кихот" (Les deux heritages ou Don Quichotte).

Но снова испытывая недовольство окружающей действительностью, группа Мериме все же мирилась с последней. Обращаясь к истории, Мериме уже не ищет в ней, как прежде, образов восставших жаков и т. п. Если Мериме и продолжает идеализировать, подобно В. Гюго, деклассированных героев ("Кармен", "Коломба"), то без всякого резкого противопоставления их другим социальным группам. В начале 40-х гг., когда резко зазвучали социальные мотивы в творчестве Жорж Санд (см.), Эжена Сю (см.), Феликса Пиа (см.) и др., Мериме был уже вполне буржуазным писателем, сотрудником консервативнейшего "Revue de Deux Mondes". В результате случайного знакомства с семьей Евгении Монтихо, сделавшейся в 1853 французской императрицей, Мериме становится придворным и сенатором. В течение последующих лет он продолжает свои искусствоведческие занятия, отдается многочисленным историческим трудам, изданию писем Стендаля и воспоминаний о нем, критике, библиофильству и т. д. Почти полностью порвав с художественным творчеством, он только в 1869 печатает повесть "Локис" (Lokis); две последние новеллы "Джуман" (Djouman) и "Синяя комната" (Chambre bleue) появились после его смерти.

Если в результате особенностей социальных путей той мелкобуржуазной группы, идеологом к-рой явился Мериме, творчеству его присущ ряд "романтических" черт (дань увлечению экзотическими и историческими сюжетами), объясняющихся его недовольством окружающей действительностью, то внутренний союз его группы (хоть и осложненный некоторыми интонациями недовольства) с буржуазным обществом, с лагерем финансово-индустриальной буржуазии, отразился в его стиле рядом таких черт, которые заставляют видеть в Мериме предшественника французских реалистов XIX в. Недаром Мериме так охотно прибегает к документу, основывает свои новеллы на истинном происшествии, дает тщательные географические описания, вводит материал археологических и филологических размышлений и т. д. (напр. археологические рассуждения в "Илльской Венере", филологические экскурсии в "Кармен" и пр.).

Мериме много сделал для популяризации русской лит-ры и истории во Франции. Еще в конце 20-х гг. он приобретает первые русские знакомства и в дальнейшем сближается с А. И. Тургеневым и С. А. Соболевским, имея через последнего связь с Пушкиным, - знакомится с Е. А. Баратынским, И. С. Тургеневым, Львом Пушкиным и др. Изучив русский язык, Мериме переводит Пушкина, Лермонтова, Гоголя, И. С. Тургенева, читает русских историков, компилируя по их трудам ряд статей по русской истории, и пишет несколько статей о Пушкине, Гоголе, И. С. Тургеневе. Об-во любителей российской словесности избрало Мериме в 1862 своим почетным членом.

Библиография: I. Собр. сочин., 6 тт., изд. "Academia", Л., 1927-1929; Театр Клары Газуль, Гиз, П. - Мериме, 1923; Разоблаченный Стендаль, П., 1924 (в продаже не было); Жакерия, Гиз, М. - Л., 1929; Избранные произведения (с текстом "Гузля" и отдельными историко-критич. статьями), Гиз, М. - Л., 1930. ?uvres completes publiees sous la direction de P. Trahard et E. Champion, ed. H. Champion (изд. начато в 1927).

II. Фагэ Э., Девятнадцатый век, Литературные этюды, М., 1901; Брандес Г., Собр. сочин., т. X, Романтическая школа во Франции, изд. "Просвещение", СПБ, s. a.; Виноградов А. К., Мериме в письмах к Соболевскому, Москва, 1928; Tamisier, Merimee, l’ecrivain et l’homme, 1875; Tourneux M., P. Merimee, Paris, 1879; D’Haussonville, P. Merimee, P., 1885; Filon A., Merimee, P., 1898: Trahard P., P. Merimee et l’art de la nouvelle, Paris, 1923; Его же, La jeunesse de P. Merimee, 2 vv., P., 1925; Его же, Merimee de 1834 a 1853, P., 1928.

III. Trahard P. et Josserand P., Bibliographie des uvres de Prosper Merimee, 1929.

Ю. Данилин \ © 2004 ФЭБ