Главная \ Статьи о монументальном искусстве \ Павел Шугуров "Для кого творит художник?"
_____________________________________________________________________________________

 

Для кого творит художник?

Свободный эксперимент, поиск новых тем и актуальных художественных форм – основная движущая сила искусства. Однако, если в частной практике художник может руководствоваться собственными принципами и не ограничен в выборе мотивов и средств самовыражения, то, работая в городской среде, выражая не только свое личное мнение, но выступая от лица сообщества, художник обязан быть очень внимательным в выборе тем и форм искусства.

Закономерно, что акты свободного творчества в общественном пространстве часто приравниваются к актам вандализма. И дело здесь не только в официальном разрешении властей. История знает не мало примеров, когда «согласованные» произведения городского искусства вызывали в обществе негативные реакции и даже открытые протесты. Чтобы росписи брандмауэров или скульптурные инсталляции стали произведениями, достойными уличного экспонирования, они должны соответствовать общественным идеалам. Совсем не лишним может стать социологическое исследование отношения жителей, будущих созерцателей того или иного творения, на стадии подготовки эскиз-проекта.

Но такое исследование отнюдь не исчерпывает всего списка требований к произведению, потому как общественное настроение очень изменчиво и зависит от множества раздражителей, находясь всегда только в «настоящем». Произведение экстерьерного искусства – есть символ сочетания идей прошлого (традиция), настроений настоящего (мода) и информации для будущего (воспитание). Именно это произведение будет рассказывать нашим потомкам, как и зачем мы жили, о чем мечтали. И оно не имеет права лгать.

Определить объективные критерии для оценки искусства невозможно. Оно имеет бесконечное количество вариаций, и не программируемо, как сама жизнь. Но возможно назвать некоторые позиции, которые позволяют «объемно» взглянуть на то или иное художественное решение, не локально, а в системе контекстов общественного пространства, с множества разных точек зрения.

Первая позиция, с которой следует рассматривать произведение экстерьерного искусства – его функциональность. Мы не стараемся свести смысл искусства к тому, чтобы «закрыть пятно на стене», но первый вопрос, требующий ответа: зачем это искусство здесь? Стать доминантой архитектурного пространства, стушевать зияющие пустоты, направлять человеческие потоки, напоминать о чем-то важном, снимать напряжение, рассеивать внимание, создавать некую атмосферу: за века своего существование искусство накопило немало приемов управления человеческими восприятием и эмоциями в совершенно разных целях. Многие из этих приемов (самые агрессивные) были позже взяты на вооружение рекламой.
В качестве иллюстраций к данному тексту мы выбрали примеры из проектов, воплощенных в Санкт-Петербурге за последнее десятилетие.


- смотреть подробнее -

Как иллюстрацию функциональности предлагаем оформление двора на ул. Рубинштейна. Шесть мозаичных панно декорируют «слепые» окна, которые встречали каждого входящего во двор. Можно представить себе, какое неуютное впечатление это производило, особенно в сравнении с торжественностью нынешнего их вида.

Вторая позиция для оценки городского арт-объекта – это исторически-воспитательный контекст. В рамках этой позиции есть смысл рассматривать географические и климатические особенности, в которых этот объект будет бытовать: как это будет выглядеть летом\зимой, днем\ночью, через десять\сто лет. Например, классический светло-охристый цвет зданий в Петербурге, утвержденный еще в 18 веке, оказался самой удачной колористической находкой для города в компенсацию отсутствия солнечного света.
Рассматривая художественное явление в контексте истории, следует учитывать культурные традиции (в динамике их изменений), персоны и события, связанные с данным местом. Пример, Храм Воскресения Христова (Спас на крови) увековечивший память императора Александра II.
Особое внимание следует уделять мифологии (вымышленной истории) места, так как она воплощает в себе мечты людей, как коллектива и является коллективным идеалом, то есть уже представляет собой аккумулятор символов и идей, гармоничной частью которого должно стать и утверждаемое произведение искусства.

Очень удачным, по нашему мнению, примером реализации народной мифологии в городской скульптуре можно считать Чижика-Пыжика на Фонтанке. Максимальный выразительный эффект – минимальными средствами.

Третья позиция для определения «быть или не быть» данному искусству в данной общественной среде – социальный контекст. Что за люди будут находиться вокруг данной вещи? Какой национальности, вероисповедания, классовой принадлежности, возраста, пола? Какова их динамика: туристическая толчея или скверик спального района?

С этой точки зрения, скульптура Петра Первого в Петропавловской крепости, такая удобная для того, что сфотографироваться у нее на коленях, представляется наиболее удачным примером современной парковой пластики «для туристов». Неожиданная, противоречивая, привлекающая внимание, приправляющая возвышенные чувства от созерцания монументальной классической архитектуры долей абсурда и игры.
Однако, если с позиции социального контекста данный объект «работает» очень хорошо, то с другой точки зрения (например, с исторически-воспитательной), ценность его может быть достаточно сомнительной (все-таки речь идет о Государе, о Российской истории.., может не стоит каждому прохожему сидеть на его коленях).

Следующий необходимый контекст рассмотрения: формальное соответствие, композиционная гармония обсуждаемого произведения с окружающими архитектурно-ландшафтными доминантами. Это весьма сложная, сугубо профессиональная позиция для оценки. Написано немало книг по теории композиции и колористике городов. Но для того, чтобы выносить решение по данной позиции, необходим совет опытных, практикующих художников и архитекторов. Чтобы ввести в курс этого вопроса, отметим, что основной задачей гармонизации пространства является поиск «модуля» (мерила) – соотношения длины, ширины и глубины, универсального для всего обсуждаемого пространства.


- смотреть подробнее -

Лучшей работой последних лет по формальному соответствию архитектуре является оформление брандмауэра дома № 16 на Кронверкской улице. В высшей мере профессиональное сочетание композиции с силуэтом стены и силуэтами рядом находящихся домов. Точно найденная скульптура задает масштаб, соразмерный зрителю.

Последней позицией, предлагаемой в рамках этой статьи, для оценки произведения монументально-декоративного характера, хотелось бы выделить «Волю автора» и сразу оговориться, что под этим условным определением мы понимаем не только волю автора-художника, но и волю автора-заказчика.
В обсуждениях проблем искусства в общественном пространстве с нашим западным коллегой, Кенделом Генри (куратором оформления станций метрополитена в Нью-Йорке, признанным специалистом по паблик-арту) был поднят вопрос: «Какой фактор является определяющим для произведения экстерьерного искусства?» На что Кендел ответил по-американски просто и откровенно: «Бюджет». Таковы реалии капитализма – кто платит, тот заказывает музыку. Остается только надеяться на просвещенного «заказчика» или на его способность слышать совет профессионала. «В чем же Ваша роль, как куратора?» - уточнили мы у Кендела. «Понять требование заказчика, найти лучшего художника, для которого исполнение этого требования будет соответствовать его творческому кредо, и создать все условия для работы». Такая позиция куратора, конечно, вдохновит любого художника. Но западная модель общества, основанная на свободном волеизъявлении личности (тем более – человека творящего). Но эта модель не работает в реалиях нашей страны и в целом: Востока.
Мы не будем углубляться в причины того, почему «Воля автора» в нашей системе вынесена последней позицией, влияющей на формирование произведения для общественного пространства. Возможно, истоки этого следует искать в русской культурно-религиозной традиции, или в поздней отмене рабства, или в соборности и космизме, или в последовательном уничтожении «думающего» класса общества в течение всего ХХ столетия. В данном исследовании мы предлагаем принять, как данность, что авторство художника, работающего для российского общества, складывается из грамотного и вдохновенного сочетания традиции, наблюдений за окружающей действительностью и выражения собственного мировоззрения.

Шедевром же экстерьерного искусства будет произведение, которое будет отвечать всем перечисленным критериям, учитывать и талантливо сплетать ответы на все перечисленные вопросы в системе контекстов своего бытования в общественном пространстве:

1. Зачем? - Функциональность (практическое значение).
2. Почему? - Историчность.
А). Географические, климатические и другие природные особенности.
Б). История, как ход изменений облика места усилиями человека.
В). Мифология, воплощающая коллективные мечты и переживания.
3. Для кого? - Социология (национальность, вероисповедание, классы, возраст, пол, динамика присутствия).
4. Как? Из чего? – Формальное соответствие (композиция, сомасштабность, материал).
5. Кто? – «Воля автора» (субъективное самовыражение автора-художника и автора-заказчика).

Хочется отметить, что, рассматривая произведение в предложенной системе оценки, необходимо оценивать со всех позиций не только содержание (идею), но и форму, и материал, из которого произведение будет сделано.

© Павел Шугуров, 2008
Директор Мастерской монументального искусства «33 плюс 1»

 

 

______________________________________________

© Официальный сайт компании ООО "33 плюс 1".
Любое использование материалов сайта возможно только
с письменного разрешения администрации "33 плюс 1".

 

 

Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт