> Статьи о монументально-декоративном искусстве \ Павел Шугуров "Обзор искусства в общественных пространствах в России 2000-х годов"
 
Главная \ Статьи о монументальном искусстве \ Павел Шугуров "Обзор искусства в общественных пространствах в России 2000-х годов"
_____________________________________________________________________________________
 

 

Обзор искусства в общественных пространствах в России 2000-х годов

Популярный в США термин паблик-арт в России получил неожиданное толкование. Он занял положение между монументально-декоративным искусством и граффити.

Термин монументально-декоративное искусство обозначает городское искусство (памятники и монументы, скульптурное, живописное, мозаичное убранство зданий, витражи, городская и парковая скульптура, фонтаны и т. д. (1)), продолжающее советские традиции монументального искусства: 1) инициированное «сверху» 2) с основной функцией воплощения и пропаганды в широких массах наиболее общих социальных и философских идей времени, увековечению памяти выдающегося деятеля или значительного события (2).

Советская «монументалка», системно поддерживаемая государством, долгое время бывшая одним из главных средств агитации, находящаяся на «привилегированных» позициях среди советских искусств, достигла высокого художественного уровня и может рассматриваться, как цельное явление мировой истории искусств, с разработанной теорией и методологией передачи опыта. Вот несколько примеров советского монументального искусства.


Керамическое панно на ул. Савушкина, СПб.


Сграффито «Рабочий» на Навскаой площади, СПб.


Мозаика «Химик» на пр-те Добролюбова, СПб.


Панно на Лесном пр-те, СПб.


Мозаика В. Аноповой «Знаки зодиака» на ул. Комсомола, СПб.


Рельеф на Самсоневском пр-те, СПб.

Монументальное искусство стало приходить в упадок уже с 70-х годов, сначала в связи с распространением телевидения и утрату позиции основного средства советской пропаганды, а потом практически совсем исчезло в связи с крушением советской идеологии. Однако, хотя количество реализованных в городском пространстве произведений резко сократилось, практически до нуля, школы подготовки специалистов пережили трудные времена и продолжают выпускать специалистов в прежнем количестве. Конечно, в ситуации полного отсутствия заказа, школа сильно пострадала, выродилась, накренилась в сторону станковизма и заведомо «бумажных» проектов, но, тем не менее, она продолжает формировать художников, которые способны профессионально работать в архитектурной среде, выражать наиболее «общие» и актуальные идеи общества. Логично предположить, что при стечении благоприятных обстоятельств, художники эти смогут вернуть «высоту» стиля и профессионализма в «общественное» искусство, найти и выразить актуальные идеи в адекватной современной архитектуре и жизни художественной форме. Обзором произведений современного монументального искусства мы закончим наш обзор, а теперь обратимся к граффити – другой крайности проявлений городского искусства.

Граффити, как направление искусства, появились в России относительно недавно, но, благодаря своей агрессивной позиции, экстремальности и «молодежности», доступности и отсутствию критериев профессионализма, а также при известной поддержке СМИ, быстро зафиксировались в обиходе не только искусствоведов, но и обывателей.


Граффити, СПб.

Однако термин граффити в широких слоях населения имеет негативный смысл, и уличным художникам, ставшим профессионалами, приходится искать новые термины и новые формы (фестивали, конкурсы) для позиционирования и продвижения своего творчества, как санкционированного искусства.

Вот, например, согласованный с властями фестиваль «Встреча стилей», собравший более 100 художников с разных стран.


Граффити фестиваль «Встреча стилей», СПб, 2008


Граффити фестиваль «Встреча стилей», СПб, 2006


Граффити фестиваль «Роза мира», Москва, 2007

Причем, в России к граффити причисляются только рисунки определенной, узнаваемо западной стилистики, а немало частных инициатив по художественному оформлению общественного пространства не имеют устойчивого названия. Общественность и СМИ называют их: то росписи, то стенопись, то акция, то рисунки на домах, нечасто – русские граффити и т.п. Эти инициативы, на мой взгляд, и есть самые интересные факты современного русского искусства в общественном пространстве, потому что в них можно проследить национальную культурную традицию и определенное мировоззрение художника.

Первой из несанкционированных уличных инициатив художников хотелось бы представить росписи Н. Овчинникова, который прославил своим творчеством подмосковный город Боровск, сделал его местом туристического паломничества.


Росписи на стенах Боровска, худ. Н. Овчинников


Росписи на стенах Екатеринбурга, худ. Старик БУ Кашкин


Рельефы на Каменоостровском пр-те, СПб, худ. Миллер К.


Роспись двора на Петроградке, СПб, группа «Снег»

Крайне редко, но иногда все-таки бывает так, что коммерческие компании заказывают или поддерживают некую художественную инициативу в общественном пространстве, в основном, принадлежащей им собственности. Проекты эти, соответственно, отличаются масштабом и качеством исполнения. Примером художественных инициатив частного бизнеса можно назвать: торговый комплекс Бенуа в СПб.


Торговый комплекс Бенуа на Смоленской набережной, СПб. Арх. С. Чобан


Торгово-развлекательный комплекс в Парке 300-летия СПб.

Паблик-арт стал использоваться в России для обозначения художественных интервенций в городском пространстве, абстрактного или концептуального толка, обычно временного характера. Русские, говоря паблик-арт, имеют в виду или уличные инсталляции, или некие нефигуративные скульптурные объекты.


Паблик-арт фестиваль «Айдан-поле», Москва, 2007


Проект «Клава», Екатеринбург


Паблик-арт фестиваль «Длинные истории Екатеринбурга»


Проект «Антарктическая миссия», СПб, Рудьев А., 2005

Отчасти паблик-арт, как термин, заменил сегодня советский термин оформительское искусство – «быстрая, нередко публицистически-острая реакция на сегодняшний день, в которой плакатный лаконизм образов сочетается с лёгкостью материалов, мобильностью конструкций, остротой пространственных и цветовых решений (3) ». Проще говоря, паблик арт – это то, что нас удивляет, чего мы не понимаем, но признаем художественную ценность этого.

Арт-сообщество «33+1», которое я представляю, имеет большую практику создания паблик-арт проектов, и самостоятельных, и фестивальных. Эти проекты мы понимаем, как возможность экспериментирования с городским пространством и вниманием неподготовленной публики. Так как эти проекты – временные, мы можем позволить себе большую творческую свободу, чем в наших монументальных работах.


33+1, инсталляция «Крик» в саду Музея А. Ахматовой, СПб, 2005


33+1, проект «Здесь был Вася», СПб, 2005. 33 бетонных таблички, маркирующие пространство Литейного пр-та.


33+1, проект «Волшебные растения Урала», Екатеринбург, 2007.

Нашим арт-сообществом было придумано 33 волшебных животных, создан Интернет сайт, на котором жители региона могли участвовать в создании новых мифов. По мотивам созданных мифов, была расписана стена 5-этажного дома, строительный забор (20 секций) и установлено 7 бетонных «секретиков», в которых под бронированные стекло были вмонтированы произведения искусств.


33+1, проект «Неостановимый поток Творчества», СПб, 2007.


33+1, проект «Предки», Бишкек, 2008.

В данном проекте, воплощенном на пандусе и воротах гаража Бишкекского музея ИЗО, мы обыгрывали мифологические образы киргизского и русского тотемов: Матрешки и Балбалташа и шагов их совместной истории.


33+1, проект «Течение», СПб, 2008.

33 стеклянные картины, работающие при совмещении реального пейзажа и изображения, нарисованного на стекле, обыгрывающие культовый вид «небесной» линии Санкт-Петербурга


33+1, проект «Новый оратор», СПб, 2009.

В данном проекте мы обыгрывали мифологию легендарного балкона, с которого выступал накануне Революции 1917 года В.И. Ленин. Мы установили фигуру некого нового оратора, который экспрессивно заявляет новую, но непонятную, идею.

В ретроспективе наших уличных инсталляций, при всей их стилистической неоднородности, прослеживает общий вектор их концептуальной обращенности к местной мифологии, «духу места» (4).

Возвращаясь к обзору российского общественного искусства, невозможно обойти вниманием творчество московского художника Н. Полисского, последовательно позиционирующегося, как русский «ленд-художник». В действительности, столь популярный на Западе ленд-арт, в России, при ее обширнейших земельных ресурсах, совсем не развит. Кроме Полисского и коммерческих дизайнеров по ландшафту, ограничивающихся разбивкой клумб, ленд-арта в России нет.


Проекты Н. Полисского

Временную, карнавально-фестивальную специфику русского паблик-арта задают организации, фонды, которые устраивают арт-мероприятия в городе, находят бюджет для воплощения проектов. Такие организации заинтересованы в броском и недорогом искусстве, главное для них – демонстрация активности и пиар. На большие, постоянные проекты, требующие согласований, разрешений, капиталовложений, у них нет ни денег, ни управленческих ресурсов.

Деньги на масштабные, постоянные проекты выделяют администрации городской власти, но они позиционируют свои проекты не как «паблик-арт», а как «благоустройство» («художественное благоустройство»). Соразмерно бюджетам и их социальной направленности, эти проекты формируют интереснейший раздел современного российского «общественного» искусства.

Первым примером художественной инициативы сверху назову оформление двора в Дойниковом переулке в СПб.


Оформление двора в Дойниковом переулке в СПб.


Оформление Сквера композитора Петрова на Каменностровском пр-те, СПб. Скульптуры-метаморфозы скрипки: скрипка-кресло, скрипка-яблоко и т.д.

Наша мастерская так же активно участвует в художественном благоустройстве. Проекты этого направления отличаются от временных паблик-арт проектов большим вниманием к интересам зрителей, меньшей агрессивностью форм, большей архитектоникой с окружающей архитектурой.


Оформление «Шахматы» во дворе на Загородном пр-те, д. 28, СПб, 2008.


Роспись стены рядом с детским садиком «Журавлиный луг», ул. Бармалеева 28, СПб, 2008.


Роспись 3 стен рядом со скейт-площадкой «Летающие скейтеры», ул. Введенская 9, СПб, 2008.

В этом последнем проекте, нам удалось расширить рамки стандартного «художественного благоустройства» (монументально-декоративного искусства) с помощью некоторых интерактивных разработок, найденных в ходе наших паблик-арт экспериментов. Во-первых, нижнюю часть росписи – «море граффити» мы задумали как плоскость для того, чтобы на ней тренировались юные граффити-художники, т.е. поставили себе задачу вписать в композицию рисунки, которых нет сейчас, но которые появятся в будущем. Во-вторых, скейтеров мы рисовали не абстрактных, а конкретных - по фотографиям героев местного сообщества, задавая, таким образом, не только декор стен, но и мифологию места.

Мы надеемся, в будущих проектах усилить идейную сторону. Для этого теперь перед началом художественной работы мы собираем обширную историческую справку о данной местности, проводим социологические исследование территории. Ну и конечно, у нас еще много работы для того, чтобы приблизиться к совершенству советских монументалистов в решении архитектурных пространств, стилистической выверенности рисунка, обобщенности форм.

Монументально искусство не умерло, оно затаилось на время. Художники ищут актуальные формы и темы. И как свидетельство этого хочу привести пример современной «монументалки».


Стена-памятник женщинам ВОВ, Кронверкская ул., СПб.

В завершении обзора хотелось бы в виде плана представить намеченную выше структуру направлений, которые можно выделить в современном российском искусстве в общественном пространстве, начиная от самых непрофессиональных и заканчивая в высшей степени профессиональными.

1. Граффити.

2. Профессиональные граффити акции.

3. Паблик-арт (фестивальные стрит-арт инсталляции, арт-акции на открытом воздухе).

4. Частные художественные инициативы в городском пространстве (художников и частных заказчиков).

5. Коммерческие художественные инициативы в общественном пространстве.

6. Художественное благоустройство (монументально-декоративное искусство).

7. Монументальное искусство.

 

Примечания:

(1) Большая советская энциклопедия, http://www.bse.info-spravka.ru/bse/id_50702

(2) Большая советская энциклопедия, http://www.bse.info-spravka.ru/bse/id_50702

(3) Большая советская энциклопедия, http://slovari.yandex.ru/dict/bse/article/00056/50700.htm

(4) Н. П. Анциферов «Душа Петербурга», Лениздат, 1991

 

© Павел Шугуров, 2009
Директор Мастерской монументального искусства «33 плюс 1»

 

_____________________________________________________________________________________
Главная \ Статьи о монументальном искусстве \ Павел Шугуров "Обзор искусства в общественных пространствах в России 2000-х годов"

 

______________________________________________

© Официальный сайт компании ООО "33 плюс 1".
Любое использование материалов сайта возможно только
с письменного разрешения администрации "33 плюс 1".

 

Rambler's Top100 Находится в каталоге Апорт