<<<< . . . . . Минский Эльдар \ Minskyi Ildar

Выставка объектов "бывшей живописи" "ПОТОП" \ Exhibition of objects of "ex-painting" "FLOOD"

<<< >>>

Ты - здесь и сейчас.
Искусство ни кому не нужно, кроме тебя.

Ты накапливаешь, ты работаешь, ты складываешь вещь к вещи, ты волнуешься, если вещь как-то использовали: авторские права и другие мороки - но потом в твоем доме случается пожар или потоп, смывающий вещи не оставляющий следа - и какова цена твоего накопления, что случилось:

Или ты копил, а потом умер, и твои родственники вынесли эту ценность для тебя, как барахло, на свалку, твой опыт: Кому он нужен?.. Когда ты будешь жить, если сейчас только собираешься делать это?..

Опыт не универсален!
Слава не продляет жизни!
Я живу сейчас и здесь!
У меня нет ничего не материального, не нематериального, кроме мгновения, моего мгновения!

Что я понял?

Когда Власов умер, его жена наняла грузовик и отвезла его картины в Русский Музей, какой-то чиновник сказал, что у них нет места для некого Власова, о котором они не слышали, что комиссия будет через неделю, жена вывалила картины перед дубовым входом: Там их следующим утром заметали дворники,
матерясь на всю площадь: притаптывая в снежок узоры: А знаете, как Власов писал эти картины, сколько любви (вселенской) он в них вкладывал, как ласкал он их.

- - - - - - - -

Этой выставкой автор делится со зрителем своей личной трагедией.

Банальный бытовой случай - у соседей сверху прорвало трубу, как раз над кладовкой, где художник хранил свои холсты. Сырость размочила грунт холстов, и красочный слой, отделившись от ткани, осыпался. Последний потоп оказался только самым сильным, подтекало и сырело там, в кладовке, уже давно: холст местами почернел, сгнил. 20 больших (2х1.5 метра) холстов, 10 лет напряженного труда, творческих исканий рассыпались трухой. Эти объекты («бывшие картины») и стали художественной серией произведений, иллюстрирующих опыт художника, как человека, творческой личности.

Холсты с утратами экспонируются таким образом, чтобы зритель видел и обратную сторону холста – почерневшую, живописно заплесневелую от действия воды. А на стенах, как напоминание, развешены цветные фотографии картин «до потопа».

 

 

«Проститутки» 2002, 170х120 см, х.м.
Санкт-Петербург, галерея Борей, зима 2002
Хабаровск, галерея Арт-подвал, 2003
Владивосток, галерея Арка, 2003
Комсомольск-на-Амуре, галерея Метаморфоза, 2003

«Путешественники" 1999, 180х130 см, х.м.
Владивосток, галерея Арт-Этаж, 1999
Санкт-Петербург, галерея Борей, декабрь 2003

«Работаем по Плану» 2002, 180х130 см, х.м.
Санкт-Петербург, галерея Борей, декабрь 2003

«Салют над Невой» 2002, 180х130 см, х.м.
Санкт-Петербург, галерея Дельта, апрель 2003
Омск, галерея Лошадь Пржевальского, 2003
Хабаровск, галерея Арт-подвал, 2003
Владивосток, галерея Арка, 2003

«Мальчик заболел» 1997, 190х120 см, х.м.
Владивосток, галерея Арт-Этаж, 1999

«Грипп – заразная болезнь» 1997, 200х120 см, х.м.
Владивосток, галерея Арт-Этаж, 1999

«Розовые сны дедушки Фридриха» 2000, 200х100 см, х.м.
Владивосток, галерея Арт-Этаж, 2000
Санкт-Петербург, галерея Дельта, апрель 2003

«Пролетая над Парижем» 2000, 180х120 см, х.м.
Владивосток, выставочный зал Союза Художников, 2000

«Ожидание Маленького перед телевизором» 1997, 200х120 см, х.м.
Владивосток, галерея Арт-Этаж, 1998
Санкт-Петербург, галерея Борей, декабрь 2002

«Приморская трава –самая лучшая» 1997, 90х180 см, х.м.
Санкт-Петербург, галерея Дельта, апрель 2003

«Кровь Ирака»; 2003, 150Х180 см, х.м.
Омск, галерея Лошадь Пржевальского, 2003
Хабаровск, галерея Арт-подвал, 2003
Комсомольск-на-Амуре, галерея Метаморфоза, 2003
Санкт-Петербург, галерея Борей, декабрь 2003

«Хорошая Песня для Стремных людей»; 2003, 150Х180 см, х.м.
Санкт-Петербург, галерея Борей, декабрь 2003

«Абстракция на кривом подрамнике»; 2002, 90Х110 см, х.м.
Санкт-Петербург, галерея Борей, зима 2002